RUS
EN
 / Главная / Публикации / В России происходит фразеологический бум

В России происходит фразеологический бум

Светлана Сметанина11.02.2019

Почему современному политику не обойтись без багажа пословиц и поговорок и как русская фразеология стала международным брендом, в кильватере которого следует вся Европа и часть Америки? Об этом рассказывает профессор Санкт-Петербургского университета, автор «Большого словаря русских крылатых слов» и «Большого словаря русских пословиц и поговорок», почётный председатель фразеологической комиссии при Международном комитете славистов Валерий Мокиенко.

– На днях Вы выступали с докладом в Институте лингвистических исследований РАН на тему составления «Полного словаря русской народной фразеологии». Расскажите, что это за словарь?

– Это большой словарь фразеологии и паремиологии русских народных говоров. У нас уже вышло три тома. У меня два соавтора – профессор Татьяна Никитина из Псковского университета и доцент Елена Николаева – завкафедрой русского языка Российского государственного гидрометеорологического университета. Можно сказать, что мы занимались сбором материала всю жизнь. В Российской академии наук существует такой проект – «Лексический атлас русских народных говоров», в работе над которым участвуют лучшие диалектологи всей нашей страны. И на этой конференции, которая проходила в Географическом обществе, обобщались результаты этого масштабного коллективного труда.

Валерий Мокиенко. Фото: phraseoseminar.slovo-spb.ru

Валерий Мокиенко. Фото: phraseoseminar.slovo-spb.ru

Я сам со студенческих лет ездил и в псковские, и в вологодские, и в другие экспедиции и убеждён, что без таких сборов «полевого» материала мы многое бы потеряли. А благодаря таким, как В. И. Даль, современным ценителям народной речи у нас в России в послевоенный период создано огромное количество диалектных словарей – более ста. мы, составляя свои словари и «Полный фразеологический словарь русских народных говоров» не только сами собирали такой материал, но также из этих словарей выбирали пословицы и поговорки.

Представьте себе: одна лишь картотека «псковского областного словаря с историческими данными», основанная профессором Б. А. Лариным в нашем университете, насчитывает теперь более миллиона карточек. а в прошлом году вышел 27-й том этого словаря. Масштабен и «Словарь русских народных говоров», издаваемый в Институте лингвистических исследований РАН в Петербурге (вышло уже 50 томов), «архангельский областной словарь», «Новгородский областной словарь» и многие другие.

Мы же, участники моего Фразеологического семинара при Межкафедральном словарном кабинете им. Б. А. Ларина (СПбГУ), в 2008 году начали издавать нашу паремиологическую «трилогию».


Чтобы был понятен общий объём, приведу сравнение со знаменитым собранием В. И. Даля «Пословицы русского народа», изданным в 1861 году: у него в семь раз меньше народных пословиц и поговорок, чем в наших трёх словарях.

А если говорить конкретно, статистика такова: «Большой словарь русских поговорок» – более 40 тысяч, «Большой словарь русских сравнений» – более 45 тысяч, «Большой словарь русских пословиц» – около 70 тысяч. Весь этот комплекс и составляет «тезаурус» русской народной речи.

Надо сказать, что долгое время Россия значительно отставала от словарного описания диалектов в других европейских странах, особенно Германии, Австрии и Швейцарии, где уже в первой половине прошлого века были созданы словари большинства немецких диалектов. А у нас было всего несколько диалектных словарей, изданных ещё в царское время. благодаря же проекту русского диалектного атласа, запущенного сразу же после Великой Отечественной войны, у нас в каждом вузе студенты-русисты имели диалектологическую практику, во время которой и создавались словарные картотеки.

Теперь можно сказать, что всё диалектное пространство русской речи полностью описано лексикографически. Вот почему нам удалось из этого общего потока выбрать и описать в словарях максимально полное количество русских пословиц и поговорок. Я этим занимаюсь со студенческих лет, и мы не смогли бы, конечно, создать нашу сводную картотеку без активной помощи многих моих коллег и учеников – членов моего фразеологического семинара. Так и родился наш трёхтомник.

А сейчас по гранту РНФ мы работаем над «Полным фразеологическим словарём русских народных говоров». Мы значительно пополнили состав этого словаря и объединили в нём поговорки и сравнения. Сейчас работаем над базой данных, чтобы пользователи смогли быстро найти и оценить любое из почти ста тысяч фразеологических выражений.

Фото 2. Большой словарь русских поговорок. Фото: pskgu.ru

– Вы упомянули, что долгое время российская фразеология не особенно развивалась. Когда произошёл прорыв?

– Тут надо выделить два аспекта. Если говорить о фразеологии как о самостоятельной лингвистической дисциплине, то она родилась у нас в Ленинграде в 1946 году, когда академик Виктор Владимирович Виноградов на первой послевоенной конференции филологического факультета ЛГУ выступил с докладом о фразеологии. На самом деле это было рождение новой лингвистической дисциплины. Назрело время для фразеологии и начался, как мы это называем, «фразеологический бум».

Конечно, нельзя говорить, что интерес к фразеологии возник только в 1946 году. До этого у нас было много известных фольклористов, этнографов, бескорыстных служителей русского слова, которые любовно собирали поговорки и пословицы. Например, первые собрания народных пословиц были ещё в петровское время.

Но в чём различие между этими двумя направлениями?

У фольклористов и этнографов не было научно обоснованной лингвистической методики анализа происхождения русских выражений. Вот один показательный пример: выражение «труса праздновать». Этнограф С. В. Максимов написал большой очерк, где утверждает, что трус здесь – это не просто трус, а – фамилия польского полковника Струся (Струса), войска которого были наголову разбиты Мининым и Пожарским в Москве в 1612 году. Но это типично народная этимология, вызванная произвольной словесной ассоциацией и желанием «патриотизировать» простое выражение. На самом же деле «труса праздновать» – это старая народная шутка и буквально значит: «отмечать праздник святого Труса». Святого по имени Трус в русской церкви никогда не было и, естественно, не было и дня, т. е. праздника такого святого. Праздновать день Труса значит просто трусить. И именно диалектная речь позволяет убедительно доказать вторую, собственно лингвистическую версию. Сравните аналогичные выражения, записанные в разных регионах России: Праздновать лодыря; праздник преподобного Лентяя, праздник Симона-гулимона, У Алёны гулёны, у Арины именины, Болезнь мигрень и на каждый день два праздника: святому Лыкасу и преподобному Лентяю... Именно наличие образной и языковой повторяющейся модели позволяет с достаточно большой точностью опровергнуть многие подобные «красивые» объяснения.

А ведь и наш почитаемый великий «собиратель слов» Владимир Иванович Даль часто предлагал подобные этимологии, которые ему казались наиболее близкими к русским реалиям. Ну, например, классическое «бить баклуши». По Далю, баклуши – это чурки для нарезания деревянных ложек. Но лингвисты думают иначе. Потому что в академическом «Словаре русских народных говоров» имеется 32 значения слова «баклуши». У наших соседей украинцев есть подобное выражение байдики бити, у белорусов – бiбiкi бiць, а у поляков zbijać bąki – там используется та же модель. И все они значат «бездельничать». И их исходный образ – игровая модель: сбивание битой, костью или шариком чурки, кости или шарика. Оказалось, что и бить баклуши – это не нарезание деревянных ложек, а игра наподобие городков, где баклуши-чурки сбиваются битой.

Баклуши. Фото: golos.io


В кильватере русской фразеологии теперь следует вся Европа и даже часть Америки. Это и понятно: ведь отечественные фразеологи не только создали убедительные теории, но и многое сделали для практики. Создано большое количество одноязычных, двуязычных и многоязычных словарей разного типа, которые – скажу без преувеличения – стали нашим брендом. Да и фразеологическая часть Национального корпуса русского языка – одна из лучших в Европе.

Особое значение имеет фразеология в аспекте перевода. Неожиданно для всех нас – лингвистов – фразеология стала активно востребована из-за машинного перевода. Создатели переводных программ со словами справились, а вот со словосочетаниями не получилось.

Я расскажу эпизод, о котором пишет профессор В. А. Звегинцев в своей книге о языкознании. Когда в США создали первую компьютерную программу перевода с английского на русский, руководитель группы разработчиков пригласил тогдашнего президента США Эйзенхауэра посмотреть результат. И предложил ему произнести фразу для быстрого машинного перевода. Эйзенхауэр, не задумываясь, произнёс: out of sight out of mind. Машина в ответ выдала перевод: невидимый идиот. Хотя на самом деле правильный перевод был бы именно фразеологическим: с глаз долой – из сердца вон. Руководитель смутился и предложил попробовать ещё раз – произнести целое предложение. На это президент произнёс: The spirit is strong but the flesh is weak. Машина перевела: водка держится хорошо, а мясо испортилось. А это была цитата из Библии, которая в русском переводе звучит так: «дух силён, а плоть слаба». Ведь в отличие от английского языка русское мясо отнюдь не равнозначнo плотскому началу в человеке, удивительно точно характеризуемому старославянским словом плоть.

И вот тогда программисты пришли к фразеологам и начали изучать специфику идиоматики как особого языкового уровня. До сих пор, конечно, эта проблема окончательно не решена. Так же, как и с переводами стихотворного текста. Вот почему сегодня так много в разных странах занимаются именно фразеологией.

– Сегодня возникла мода на употребление пословиц и поговорок, мы часто слышим их в речи наших известных политиков, в частности, Владимира Путина. С чем, на Ваш взгляд, связана эта мода?

– В советское время публичную речь жёстко правили и не все выражения могли быть использованы. Например, современная жаргонная пословица на халяву и уксус сладкий ни за что не была бы пропущена прежней языковой цензурой в печать. К тому же ораторы и не умели, и не имели возможности публично говорить, да и боялись – только по бумажке. А самое главное – это никому и не нужно было, поскольку воздействовать словом было практически невозможно – всё было заранее расписано и предрешено.

А теперь каждый бизнесмен понимает, что если он что-то оригинальное придумает, даже такое глуповатое, например, как: «покупаем, продаём и немножечко поём», то тут же начнут покупать, потому что запоминается. Слово приобрело материальный вес. Вы посмотрите, сколько пословиц используется в рекламе, а сколько ещё переделано. Мы даже с профессором Харри Вальтером из Германии выпустили большой «Словарь антипословиц русского народа» – пять раз его переиздавали. Вот несколько из них: Быстро поедешь, медленно понесут; Чем больше дров, тем меньше лес; Лысый пешему не конный; Обходя грабли, вы лишаете себя незабываемых ощущений... Не все они, конечно, блещут остроумием. Но все они свидетельствуют о современной тяге к острому слову. В этом мы убедились, собирая такой антипословичный фольклор из интернета и из прессы.


Сейчас каждый хочет быть остроумным. Пословицы и поговорки стали востребованы как элемент образной и экспрессивной речи.

У меня есть аспирантка в Праге, которая пишет докторскую диссертацию «Дискурс двух политиков: Путина и Земана». Ведь президента Земана никто бы не выбрал, если бы он не владел грубоватой народной чешской речью. Его выбрал народ ещё и потому, что он умеет в нужный момент говорить так, как говорят в пивных и на улицах

И наш президент Владимир Владимирович владеет всеми регистрами фразеологии: от «мочить в сортире» до «мёртвого осла уши». Немецкие журналисты в своё время не поняли последнего выражения, переведя его буквально, и подняли скандальный шум по поводу «мёртвого осла». И почти никто не понял, что это крылатое выражение из Ильфа и Петрова.

Владимир Путин на встрече с журналистами. Фото: pravdaispravedlivost.onf.ru


Путин, кстати, очень любит Ильфа и Петрова, судя по его цитатам. И таких скрытых цитат в его речи очень много.

Кстати, мы с профессором педагогического университета только что закончили составление большого словаря «Крылатые выражения И. Ильфа и Е. Петрова». Поражает интенсивность их цитирования и в России, и в русскоязычной прессе Украины и Беларуси. Это тоже очень важный момент: даже там пресса выступает как канал, по которому русский язык активно и позитивно воспринимается в мире. Вот почему надо этим специально заниматься. Если наш словарь будет опубликован, то мы с моим соавтором уверены, что это будет неплохой подарок не только нашему президенту, но и многим ценителям русского меткого слова. 

Также по теме

Новые публикации

Японка Юми выучила русский язык, переехала жить в Россию и объездила весь Урал, потому что в детстве её мама читала ей сказы русского писателя Павла Бажова по-японски. Очарование мира малахитовых мастеров, изумрудных ящерок и горных волшебниц не теряется при переводе на иероглифы или арабскую вязь. Ежегодно в дом-музей Павла Бажова, расположенный в Екатеринбурге, приезжают гости из многих стран мира. «Я лично знаю человек пять, которые переехали на Урал из-за Бажова и его сказов», – рассказала корреспонденту «Русского мира» директор музея Екатерина Кислова.
За последние 30 лет произошла коренная ломка речевого этикета деловой коммуникации: от привычной схемы «руководитель – подчинённый» она переходит на модель, когда нужно завоевать внимание и уважение своего адресата. О том, как иногда это непросто приживается, рассказывает доцент кафедры русского языка Института лингвистики РГГУ Наталья Гурьева.
Третья волна эмиграции из СССР, также как и вторая, проходила в условиях «холодной войны», что предопределило ее роль в формировании образа России за рубежом. При этом данная волна имела весьма существенную специфику, поскольку основной её поток состоял из национальной еврейской эмиграции, лишь дополнявшейся незначительной по численности, но значимой с точки зрения пропагандистского эффекта второй составляющей – т. н. «диссидентской», впрочем, также имевшей свою, и достаточно значительную, еврейскую составляющую.
Размеры шпиономании в странах Балтии начинают приобретать масштабы государственной системы. В Литве, как мы уже рассказывали, местные контрразведчики отрапортовали о выявлении целой сети российских агентов во главе с бывшим вице-мэром Вильнюса, оппозиционным политиком Альгирдасом Палецкисом. Несколько человек уже четыре месяца находятся за решёткой. А в Латвии с октября 2018 года в тюрьме по «шпионской статье» томится и бывший офицер милиции и полиции Олег Бурак.
15 февраля исполняется 30 лет со дня вывода советских войск из Афганистана. Время быстротечно, и немало воды утекло за эти годы в реке Амударья, по мосту через которую выводил войска на советскую территорию командующий 40-й армией генерал Борис Громов.
«Мудрые государственные деятели России всегда знают, как выбирать своих иностранных представителей», – так писала одна из американских газет в 1851 году о российском после в США Александре Бодиско. Он проработал на этом посту 17 лет – рекордный срок. Уважение к нему было столь велико, что в день его похорон американский конгресс на день прервал работу, что стало беспрецедентным событием.
Ивана Андреевича Крылова, 250-летие которого мы отмечаем, все знают как автора замечательных басен. Между тем современникам он не менее был известен как автор популярных пьес, но ещё больше – как один из главных русских чудаков.
Абделлатиф Мохамед Эльсайед Рефат – директор и преподаватель языкового центра «Восток» (Хургада), где изучается русский язык. Дипломированный преподаватель РКИ, выпускник московского вуза, сейчас он обучает жителей Хургады как русскому, так и арабскому языкам. Он рассказал корреспонденту «Русского мира» о возможностях обучения в Хургаде и об отношении простых египтян к нашей стране.