RUS
EN
 / Главная / Публикации / Как совместить преподавание русского и родного языков?

Как совместить преподавание русского и родного языков?

Светлана Сметанина11.10.2018

С 11 по 14 октября в Уфе проходит VI конгресс Российского общества преподавателей русского языка и литературы. Одна из актуальных для России тем – как сочетать преподавание родного языка в национальных школах с обучением на государственном (русском) языке. Своими мыслями по этому поводу делится ведущий эксперт по билингвизму, профессор Московского педагогического госуниверситета Елизавета Хамраева.

- На Конгрессе РОПРЯЛ Вы расскажете о взаимодействии русского языка как государственного и языков народов России в современном образовательном пространстве. Минувшим летом эта тема была на пике дискуссий, но после внесения поправок в закон об образовании ситуация вроде бы успокоилась. На чём Вы делаете акцент в своём выступлении?

- Ситуация, конечно, относительно стабилизировалась, но мне кажется, это только на некоторое время. Потому что очень многие вопросы остались. В частности, это касается преподавания родного языка и обучения на родном языке – у нас в этой ситуации очень неоднородно выглядят российские регионы. Потому что преподавание родного языка – это 24 региона, из них всего семь учебников родного языка вошли в федеральный перечень. То есть преподавание языка есть, а учебников может и не быть. Ситуация очень непонятная – отсутствует мониторинг, который нам бы это показал.

Второй момент – обучение на родном языке. Ранее существовало несколько моделей. У нас было обучение с 1 по 11 класс, и оно осталось в ряде регионов – это Татарстан, Башкортостан и Якутия. А есть обучение в школах переходного типа, например, на Северном Кавказе. Там в сельских школах с 1 по 5 класс учатся на родном языке, а потом они переходят на русский язык.

Есть регионы, где до 9 класса изучают всё на родном языке, а потом переходят на русский. А есть регионы, которые вообще отказались от обучения на родном языке – например, в Республике Тыва. Но при этом никакого прироста в качестве преподавания русского языка они тоже не получили – и это один из самых неисследованных моментов на сегодня. Если вдаваться в суть проблемы, нельзя сказать, что она полностью решена.

- Когда в Думе проходило обсуждение поправок в закон об образовании», глава думского Комитета по образованию и науке Вячеслав Никонов говорил, что необходимо разработать концепцию преподавания на родных языках народов России.

- К разработке концепции уже приступили несколько учёных, в том числе и я. Но, конечно, эта работа должна быть государственной, её нужно вести на очень серьёзном уровне. В России порядка 135 национальных языков, из них около 10% – те языки, которые приняли статус государственного – наша Конституция это позволяла, и в 90-е годы это произошло.

- То есть получается, что реальное обучение на родных языках – это совсем небольшой процент от общего количества?

- Национальные школы никогда не были массовыми, но они всегда были. У нас много регионов, где есть компактное проживание тех или иных народностей, – сельские местности, высокогорные аулы. И это хорошо, потому что такое положение дел позволяет детям действительно овладевать знаниями. Представляете, что бывает, когда ребёнок из какого-то аула приходит учиться на русском языке, по-русски не говоря? Ему же нужен переходный этап. И всё образование в этом смысле было построено достаточно разумно.

Другое дело, что нововведения, которые пришли в образовательную систему, сильно трансформировали национальную школу. У нас принимались решения, имея ввиду массовую школу, не учитывая школы национальных регионов.

- На прошлогодней Ассамблее Русского мира преподаватели из Татарстана поднимали вопрос по поводу выбора между родным и русским языком…

- Тут речь идёт не о школах, где учатся на родном языке, а об изучении родного языка в национальных регионах. Это другая ситуация. Курс русского языка был разделён на русский как государственный и русский как родной. И если ты выбираешь курс русского языка как родного, то у тебя из учебного плана исчезает предмет «родной язык» – например, чувашский или татарский.

Школы начинают хитрить – у них нет учителя по родному языку, и они говорят: выбирайте русский. Или наоборот. В Казани, к примеру, было очень много учителей родного языка, которые прошли специальную подготовку. А когда приняли разделение на государственный и родной язык, родители испугались, что дети будут как-то ущемлены, и все написали – прошу считать родным языком русский. Получилось так, что для большого числа преподавателей родного языка (татарского) не осталось школьной нагрузки.

Принятие поправок к закону об образовании сняло основной накал дискуссий. Потому что пока нет понимания, в какой пропорции родной язык должен присутствовать в жизни ребёнка, который на этом языке говорит дома. И всё же, хотя сейчас споры утихли, вопрос не решён окончательно.

- То есть опять мы приходим к той самой концепции образовании на родных языках. Со сроками её подготовки есть какая-то ясность?

- Я думаю, что до тех пор, пока эта концепция не будет сформулирована, мы не сможем решить этот вопрос окончательно. 29 октября в Госдуме опять будет проходить рассмотрение этого вопроса. Там, видимо, будут обозначены и сроки, когда эта концепция должна быть подготовлена. Пока мы находимся в состоянии работы.

Также по теме

Новые публикации

Японка Юми выучила русский язык, переехала жить в Россию и объездила весь Урал, потому что в детстве её мама читала ей сказы русского писателя Павла Бажова по-японски. Очарование мира малахитовых мастеров, изумрудных ящерок и горных волшебниц не теряется при переводе на иероглифы или арабскую вязь. Ежегодно в дом-музей Павла Бажова, расположенный в Екатеринбурге, приезжают гости из многих стран мира. «Я лично знаю человек пять, которые переехали на Урал из-за Бажова и его сказов», – рассказала корреспонденту «Русского мира» директор музея Екатерина Кислова.
За последние 30 лет произошла коренная ломка речевого этикета деловой коммуникации: от привычной схемы «руководитель – подчинённый» она переходит на модель, когда нужно завоевать внимание и уважение своего адресата. О том, как иногда это непросто приживается, рассказывает доцент кафедры русского языка Института лингвистики РГГУ Наталья Гурьева.
Третья волна эмиграции из СССР, также как и вторая, проходила в условиях «холодной войны», что предопределило ее роль в формировании образа России за рубежом. При этом данная волна имела весьма существенную специфику, поскольку основной её поток состоял из национальной еврейской эмиграции, лишь дополнявшейся незначительной по численности, но значимой с точки зрения пропагандистского эффекта второй составляющей – т. н. «диссидентской», впрочем, также имевшей свою, и достаточно значительную, еврейскую составляющую.
Размеры шпиономании в странах Балтии начинают приобретать масштабы государственной системы. В Литве, как мы уже рассказывали, местные контрразведчики отрапортовали о выявлении целой сети российских агентов во главе с бывшим вице-мэром Вильнюса, оппозиционным политиком Альгирдасом Палецкисом. Несколько человек уже четыре месяца находятся за решёткой. А в Латвии с октября 2018 года в тюрьме по «шпионской статье» томится и бывший офицер милиции и полиции Олег Бурак.
15 февраля исполняется 30 лет со дня вывода советских войск из Афганистана. Время быстротечно, и немало воды утекло за эти годы в реке Амударья, по мосту через которую выводил войска на советскую территорию командующий 40-й армией генерал Борис Громов.
«Мудрые государственные деятели России всегда знают, как выбирать своих иностранных представителей», – так писала одна из американских газет в 1851 году о российском после в США Александре Бодиско. Он проработал на этом посту 17 лет – рекордный срок. Уважение к нему было столь велико, что в день его похорон американский конгресс на день прервал работу, что стало беспрецедентным событием.
Ивана Андреевича Крылова, 250-летие которого мы отмечаем, все знают как автора замечательных басен. Между тем современникам он не менее был известен как автор популярных пьес, но ещё больше – как один из главных русских чудаков.
Абделлатиф Мохамед Эльсайед Рефат – директор и преподаватель языкового центра «Восток» (Хургада), где изучается русский язык. Дипломированный преподаватель РКИ, выпускник московского вуза, сейчас он обучает жителей Хургады как русскому, так и арабскому языкам. Он рассказал корреспонденту «Русского мира» о возможностях обучения в Хургаде и об отношении простых египтян к нашей стране.